15 янв. 2006 г.

Как успокоить свою совесть перед Богом?

Для ответа на этот вопрос посмотрим комментирии к стихам 1 Иоан. 3:19–20 в «The Bible knowlege commetary» под редакцией John F. Walvoord и Roy B. Zuck:

Слова: И вот по чему узнаем, что мы от истины, по-видимому, продолжают то, что было сказано в стихах 17–18. В действенной любви своей христиане, помогая другим в их нуждах, могут быть уверены, что поступают по истине.

Вторая половина 19-го стиха и весь 20 стих трудны для понимания, и смысловой оттенок их не одинаков в переводе на разные языки. Вторую половину 19-го стиха следует, по-видимому, читать — «и чем успокаиваем… сердца наши». А вот его толкование: Если сердце (наше) осуждает нас, то мы должны успокаивать его тем, что Бог больше сердца нашего и знает все. Ведь именно в той сфере, где проявляется взаимная любовь христиан друг к другу, Христом установлен столь высокий эталон, что верующий может ощущать глубокое беспокойство по поводу своего несоответствия этому эталону. Но если сердце его осуждает его, христианин может напомнить себе, что Бог-то помнит и учитывает все те вещи, которые его собственное сердце в данный момент «упускает из виду». Если дела практической любви, к которым призывает Иоанн, не чужды этому верующему, то сердце свое, снедаемое чувством вины, он может успокоить тем, что Бог хорошо знает, как предано оно истине. Это место в послании Иоанна приводит на память ответ Петра на последний обращенный к нему вопрос Христа: «Любишь ли ты Меня?» — «Господи! Ты все знаешь; Ты знаешь, что я люблю Тебя» (Иоан. 21:17).

Причем в одном из современных русских переводов это место звучит

Вот как мы можем узнать, что мы принадлежим истине и успокоить свою совесть перед Ним, когда она уличает нас, потому что Бог больше, чем наша совесть, и знает все.

и комментируется так:

Вероятный смысл таков: «тот, кто любит своих братьев на деле, не должен заниматься болезненным копанием в себе, потому что Бог знает о нас больше хорошего, чем мы сами». В старых переводах смысл противоположен: «если наша совесть уличает нас, то насколько больше уличит нас Бог, который знает о нас больше плохого, чем наша совесть».